Tags: стихи

Точка

Торпеды (Из военной истории).

Последняя битва проиграна. В эфире фанфары звучали.
А «серые волки» Гитлера ещё покидали причалы.
Когда, предвкушая победу, враги затевали парады,
Они заряжали торпеды и брали на борт снаряды.


Сдох фюрер в горящем Берлине, а Рейх превратился в фантик.
Но серые субмарины ныряли в воды Атлантики.
Они ни с кем не прощались. Ни вспомнить, ни оглянуться.
Они и не возвращались. Им некуда было вернуться.


А море – там нету зрителей, лишь маленький флаг на леере.
По кораблям победителей пускали торпеды веером.
Уже не победы ради. Бессмысленней, но и звонче.
У них ведь имелось радио. Они же знали – всё кончено.


Должно быть победа не главное. А просто – таков был удел:
Предел автономного плаванья. И дальше за этот предел.
И дальше – на волю случая. В воде так недолог след.
Когда не осталось горючего. Когда не осталось торпед…


Наверно, того и не стоит. Но, видимо, были причины.
Безумцы или герои. А может быть просто - мужчины.
Так знай со своими играми: трубить не спеши победу.
Война не бывает проиграна, пока остаются торпеды.



(я)

Точка

"Титаник"

Так хрупкий лёд, ломал и гнул листы из стали…
Я погружаюсь в глубину. Корабль. "Титаник".
Уже ничуть не дорожу своей свободой.
Лишь с дифферентом ухожу в ночную воду.
«Мэй дей» морзянкою звучит по килогерцам.
И с перебоями стучит машина – сердце.
И плещет серая вода по переборкам.
А остальное - ерунда и отговорки.
Вы где, любовницы, друзья? Айда, гуляем.
Не вы ль твердили, будто я непотопляем?
Прощай, дурацкое кино, судьба-шалава.
Спокойно я ложусь на дно – ну всё, отплавал.
А волны лижут леденец – бетон причала.
Быть может это не конец, а лишь начало?
Не верьте сказкам наяву, не рвите глотки.
И не надейтесь, я всплыву подводной лодкой.
(я)


$_57
Точка

К самому себе (исповедь).

Некий поток сознания, облачённый в слегка поэтическую форму.





Когда-нибудь через много лет ты вспомнишь всё это – ту зиму и лето.
К тому времени ты будешь стар, наверно появятся внуки.
И даже похвалишь себя, что как бы ни было больно, но держался ты в общем и целом достойно,
Не оторвал ей ноги, себе не порезал руки.
Хотя напился тогда, приехал, наговорил лишнего. Из этого ничего, конечно, не вышло, но попробовать стоило, наверное.
К слову, мнение в корне не верное, что мужчины не плачут. Ещё как. Только делают это
Не на виду у всего света, а дома или в холодной машине в «кармане» на МКАДе…
А собственно, чего ради? Знал же прекрасно, что всё так будет. Она такая, она никого не любит,
А ты так, «зацепил», о чём сама тебя честно предупреждала. Скажи спасибо, что сразу тебя не послала,
Делилась щедро теплом и временем, пока не стало всё это бременем для неё.
А ты был счастлив в мирке виртуальном, построенном ею тебе персонально.
Наверное так тебя от себя берегла? Ё-моё.
Зачем, для чего – бог весть. Хотя, наверное, это честь
что женщина так тебя охраняет от себя настоящей, жестокой и злой, а не той идеальной, которой так хочется быть.
Приплыли, и далее некуда плыть. Но смысл-то каков? Давно уж не мальчик, со многим мириться готов,
Оставляя каждому право на прошлое, и стараясь видеть в людях только хорошее.
Ну а может всё проще, врала для себя и себе, исключительно ради искусства.
Суррогатная жизнь, суррогатные чувства, островок иллюзий, самообмана.
Ну а ты искал логику там, где и не было чёткого плана, а лишь попытка к бегству
От себя же самой. Способ жизни, когда позабыта дорога домой.
И придуманный мир был не цель, а всего лишь средство.
А финал тривиален. Сказала – прощай, надоел (хотя снова, наверное, врёт).
Прыгнула в поезд, а может быть в самолёт. И ищи её – хотя знаю, что гнаться за ней бесполезно.
Не вернуть, раз решила. Характер железный. Так что лучше забить. И забыть как сон.
И ты вроде забыл, только снова и снова хватаешься за телефон.
Который (и ты это знаешь) больше не зазвонит.

(я)
Точка

Поэтическое.

Я никогда не умел писать стихи. Да, в былые годы пописывал что-то рифмованное в тонкую тетрадочку, но это было трудно назвать поэзией. Так в тетрадочке и осталось. Но сегодня вдруг сел и начал выводить на на обратной стороне чертежа рифмованные мысли. Или по другому: прилетела вдруг муза, дала по башке глупой и сказала - пиши. Получилось стихотворение, а скорее песня. Исполняется на мотив Greensleeves, козлетоном)))). Короче, вот. Что получилось, то получилось.


Нима.

В сиянии огней, в сплетенье чётких линий
Границами совсем иного рубежа.
Жестока как дитя, прекрасна как богиня
Любила танцевать по лезвию ножа.

И кем же ты была? Меж ангелом и бесом
Поверх добра и зла по острию скользя
Взглянула на меня с внезапным интересом.
Так можно и нельзя. Так можно и нельзя.

Зачем, зачем тебе смертельный этот танец
В звенящей пустоте отсутствия любви?
Движенья ног босых по закалённой стали
И сталь в твоих глазах. И сталь в твоей крови.

За хрупкою спиной нелёгкая дорога,
Отчаянье и боль, молчанье тишины.
Когда-то ты легко беседовала с Богом.
Успевши побывать в объятьях Сатаны.

Гори они огнём – надежды и проклятья.
Ты выучилась жить и обманула смерть
На лезвие шагнув из клетки обстоятельств.
Но душу заковав совсем в другую клеть.

Но точно знаю я, девчонку с синим взглядом
Не вытравит в тебе коварная стезя.
Не бойся ничего, поверь, я буду рядом.
Так можно и нельзя. Так можно и нельзя.

7.02.2014
Точка

(no subject)

Сегодня лекция у нас публичная –
Негоже, граждане, сидеть впотьмах –
Про чмо болотное и чмо обычное,
Чтоб вы не путались в различных чмах.

Про них в подробностях готов охотно я
Поведать каждому и крайне рад.
Начнем сначала мы про чмо болотное,
Что как обычное на первый взгляд.

Во-первых, граждане, прошу внимания,
Как уберечься от такого вот.
Что нам подскажет тут его название?
Оно встречается вблизи болот.

Оно повадками совсем не бабочка
И плотоядное. И посему
Гулять болотами не стоит на ночь вам,
Не дай вам господи к такому чму.

Оно коварное и мимикрирует
Под все, что движется, и все, что хошь.
И на мольбы твои не реагирует.
А что с болотного с него возьмешь?

Я сам, бывало, что шагал лесочками,
И собеседник мой блистал умом,
И заводил меня в трясины с кочками,
И обращался там болотным чмом.

У чма болотного окраска в дристочку,
Глаза огромные, зубастый рот,
И лапки тонкие и хвостик с кисточкой,
А у обычного – наоборот.

А чмо обычное – вполне привычное,
Почти приличное себе на вид.
Итоги встречи с ним не столь трагичные,
Но все же лучше с ним, покуда спит.

Вполне обыденно его питание,
Но как-то тягостно в его гнезде.
И, как подскажет нам его название,
Оно встречается везде-везде.

На шумной площади и в тихом офисе.
И приспособлено к любой зиме.
И, вроде, милое и варит кофе всем,
Но будьте бдительны, где речь о чме.

Пусть притворяется легко директором,
Певцом галантности, борцом сумо,
Но сразу видно по известным векторам:
Вполне обычное, а все же – чмо.

И в общем, граждане, я б вам советовал
На личном опыте с того начать,
Что прежде выстрелить, лишь после этого
Классифицировать и изучать.


zrbvjd(c) 08.03.2011
Точка

Смерти

Она придет, когда уже ничего не останется.
Когда ты до дна будешь выпит временем,
Когда сможешь, во многом, покаяться,
Когда жизнь будет казаться бременем.

А может придти и схватить за горло,
Остро, внезапно, как будто случайно.
Она не позволит с ней встретиться гордо,
Размажет рукой по лицу отчаянье.

А бывают и те, поверьте,
Кто, за всех, кто любимы и дороги
Стрелять будут в лицо самой смерти
До тех пор, пока хватит пороху.

В(с)